Алексей Михайлик, Российский Экспортный Центр: Мы создадим цивилизованный цифровой рынок экспортных услуг

Вице-президент Российского экспортного центра Алексей Михайлик поделился результатами 11 месяцев работы системы «Одно окно», позволяющей любой отечественной компании выходить на зарубежные рынки без привычных бюрократических сложностей.

CNews: Насколько 11 месяцев работы «Одного окна» на портале «Мой экспорт» позволяют хотя бы предварительно оценить результаты и перспективы?

Алексей Михайлик: Мировые бенчмарки говорят о том, что 10-15% компаний в общей структуре международного бизнеса занимаются экспортной деятельностью. В России соответствующий показатель — менее 1%, и поэтому задачами РЭЦ является создание целостной экосистемы поддержки экспорта, которая упростит компаниям выход на внешние рынки, поможет с поиском партнеров за рубежом и подготовит к экспорту. Именно для этого мы создали Цифровую платформу «Мой экспорт».

На сегодняшний день на платформе заказано более 2000 услуг, это очень хороший старт. За 11 месяцев существования платформа вплотную приблизилась к отметке в 5000 зарегистрированных юридических лиц, из которых 3500 — экспортеры. Таким образом, мы уже видим спрос со стороны отечественных предпринимателей, являющихся только потенциальными экспортерами, на наши инструменты для выхода на внешние рынки.

Кроме того, наша задача упростить доступ на внешние рынки, сняв излишние административные барьеры, и для действующих экспортеров. Так, по данным Федеральной таможенной службы, всего в России чуть больше 60000 экспортеров, и мы продолжим активно работать над тем, чтобы привлечь их к нам.

В начале октября стратегия «Одного окна» попала в список утвержденных премьер-министром Михаилом Мишустиным 42 инициатив, которым предстоит определять развитие нацпроектов в ближайшие годы. Так, до конца 2024 года мы должны привлечь каждого четвертого экспортера в стране и запустить основные сервисы для всех экспортных отраслей.

Еще одно направление нашей деятельности — огромный блок нормативной работы. Без изменений в законодательстве многие госуслуги в цифровом режиме предоставлять невозможно. На данный момент уже принято более 20 актов, помогающих реализовать наши сервисы. До конца следующего года предстоит принять более 80 актов, поэтому темпы мы только наращиваем.

На сегодняшний день на платформе доступны государственные и бизнес-сервисы, аналитика, а также поддержка выставочной деятельности. Здесь компании могут найти потенциальных потребителей, получить анализ рынков и ниш, которые для них наиболее перспективны и т.д.

До конца 2024 года мы запустим более 30 сервисов, охватывающих потребности экспортеров на каждом этапе экспортной деятельности.

CNews: Какие услуги и процедуры пользуются особым спросом у потенциальных экспортеров? Насколько вы ожидали подобных результатов?

Алексей Михайлик: Среди наиболее востребованных услуг я бы назвал меры господдержки, которые РЭЦ совместно с профильными ведомствами реализуют для экспортно ориентированных компаний. Я говорю о компенсации транспортных расходов и затрат на участие в выставках.

Раньше сбор документов для получения господдержки по транспортировке занимал 2-3 месяца. Бывало, крупные компании привозили в прямом смысле целые «Газели», заполненные бумажными документами. Сейчас же сбор документов происходит полностью в электронном виде и занимает максимум 5 дней. Последующее принятие решения занимало два месяца, а сейчас — 15 дней. То есть вместо полугода вся процедура занимает всего 20 дней.

Получение компенсации части расходов на участие в международных выставочных мероприятиях и деловых миссиях — другой популярный сервис — также стало быстрее и удобнее. Еще недавно приходилось выстраивать коммуникацию с выставочными операторами и партнерами, используя бумажный документооборот, и в этих процессах происходили многочисленные сбои.

Платформа «Мой экспорт» позволила как цифровизировать клиентскую половину, так и создать базу для той рутинной организационной части, которую экспортеры не видят.

Следующая по востребованности услуга — это товарно-становой отчет, который позволяет экспортеру ознакомиться с информацией об объемах поставок в ту или иную страну, доле российских компаний на зарубежных рынках и определиться с кодом товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД).

Так, по запросу компаний на платформе автоматически формируются аналитические отчеты, которые основываются на международных базах данных и позволяют выстраивать стратегию выхода на внешние рынки под конкретного клиента, специфику его деятельности и опыт. Они используют огромные массивы данных, но при этом создаются всего за несколько минут. Сами эти базы, как правило, дорогостоящие и недоступны непосредственно экспортеру, а их подключение представляет собой целый технологический процесс.

Что касается ожиданий, то мы ко многому были готовы. Мы изначально исходили из потребностей отечественных компаний. Еще в 2018 году РЭЦ специально организовал Проектные мастерские, в которых приняли участие более 2 тыс. человек, включая экспортеров и отраслевых экспертов, где на этапе проектирования собирали ожидания и потребности компаний от цифровизации экспортных услуг. По результатам мы составили список наиболее важных и значимых для них сервисов.

Первый комплект сервисов уже включал такие меры поддержки: таможенное декларирование, подтверждение нулевой ставки НДС и ряд аналитических сервисов.

Поскольку раньше никто не проходил путь столь глубинной цифровизации, мы столкнулись с миллионом вопросов

CNews: Как осуществляется взаимодействие между ведомствами?

Алексей Михайлик: В развитие системы «Одно окно» вовлечены десятки ведомств. Под председательством вице-премьера Алексея Логвиновича Оверчука функционирует межведомственная рабочая группа, которая ежемесячно анализирует дорожную карту проекта, разбирается с текущим положением вещей и помогает с развитием платформы.

Наша платформа эволюционировала. Мы перешли от стадии цифровой адаптации традиционной модели процессов к полной ее перестройке и реинжинирингу.

Поскольку раньше никто не проходил путь столь глубинной цифровизации, мы столкнулись с миллионом вопросов, которые пришлось решать на ходу: недостаточность данных, их дублирование и многие другие проблемы. Например, скан — это электронный документ, но как автоматически проверить его подлинность? Казалось бы, крошечный элемент, но он оказывается огромным злом с точки зрения всего процесса.

И нам удалось этот вопрос решить, на нашей платформе все данные верифицируются «под капотом» платформы за счет системы межведомственного взаимодействия. Клиент единожды регистрируется через инструменты электронного правительства ЕСИА, и его данные автоматически дополняются данными налоговой, таможни и других ведомств. У него появляется его собственный цифровой профиль, который становится основой для предзаполнения заявок. Клиенту остается ввести данные, которыми обладает только он: в какие страны он хочет двигаться и какие товары размещать.

CNews: Подходит ли платформа «Мой экспорт» для компаний, которые совсем не имеют опыта подобной деятельности?

Алексей Михайлик: Перед нами в целом стоит задача перейти от модели, где экспортер приходит к нам за определенной услугой, к модели, в которой мы сами привлекаем потенциальных экспортеров на платформу.

Этот переход стал возможен за счет огромного объема данных, которые лежат в основе платформы. Эти данные предоставляют Федеральная налоговая служба, Федеральная таможенная служба, Федеральная служба государственной статистики и т.д. Всего более 60 видов сведений от 17 ведомств. Анализ этих данных дает понимание, кто является нашим потенциальным экспортером и что мы можем ему предложить.

Так, путь клиента можно представить в виде цепочки.

Первым шагом в этой цепочке является то, что мы в команде называем «подбиратором», — услуга «Маркетплейсы» на основе анкеты, позволяющая профилировать клиента, подобрать одну из 80 мировых площадок, для которой его товары будут наиболее релевантны. Мы планируем до конца года дополнить анкету до ста параметров, а в следующем году до 150. Кстати, эта услуга оказалась столь востребованной, что к нам уже обращаются внешние ресурсы с просьбой разместить ее на их площадках.

После этого начинающим экспортерам пригодится целая серия услуг Школы экспорта, которая стартует в рамках «Одного окна» до конца этого года.

Затем — поиск иностранного покупателя, размещение на электронных торговых площадках и десятки сервисов от региональных Центров поддержки экспорта, стартующих в начале следующего года.

CNews: Наличие такого количества информации в одном месте не вызывает у компаний повышенного страха за ее сохранность?

Алексей Михайлик: Мы — государственная информационная система. Получение этого статуса подразумевает под собой прохождение ряда определенных процедур со стороны государственных органов и аттестацию со стороны определенных служб. Эта аттестация была успешно пройдена, подтверждена, поэтому данные, которые находятся в нашей информационной системе, полностью безопасны и надежно охраняются.

Мы изначально выбрали для себя стратегию, которая позволила нам не сесть «на иглу» одного подрядчика – не зависеть от одного разработчика. У нас три генподрядчика и порядка 20 субподрядчиков, которые на одной платформе разрабатывают разные компоненты с единой релизной политикой.

Вообще устройство проекта «Одно окно» полностью отвечает современным тенденциям, среди которых open source, микро-сервисы, максимальное использование компонентной архитектуры.

Мы поставили себе задачу создать цивилизованный цифровой рынок экспортных услуг

CNews: Как с похожими проектами обстоит дело в мире и учитывался ли при создании платформы зарубежный опыт?

Алексей Михайлик: С одной стороны, сервисам single windowуже около 20 лет, они есть почти в каждой стране и часто совмещают экспорт с импортом.

При ООН работает комиссия CEFACT, которая аккумулирует подобные кейсы и занимается их аналитикой. В прошлом году они начали говорить о целых четырех распространенных моделях. Самый известный кейс — Сингапур, где одно окно увязывает цифровую таможню, логистические операторы и безакцептное списание всех пошлин и платежей из банков.

С другой стороны, эти платформы, как правило, имеют ограниченное количество сервисов — в районе 5-10. В Австралии — ближе к 30. У нас же их больше сотни просто потому, что нужно наращивать количество потенциальных экспортеров.

Во время разработки своей системы мы, конечно же, изучали зарубежный опыт и взяли ключевые принципы, такие как однократное получение информации и многократное ее использование.

CNews: Насколько верна информация, что в планах платформы стоит собственный маркетплейс? В чем заключалась бы его основная функция и основное конкурентное преимущество?

Алексей Михайлик: Все верно, речь идет маркетплейсе услуг «Профессионалы экспорта». Мы знаем, что существует большое количество компаний, которые оказывают разные услуги экспортерам. Среди них и логистические, и юридические, и лингвистические, и поиск партнеров.

Сейчас они достаточно разрозненны, и мы поставили себе задачу создать цивилизованный цифровой рынок подобных услуг с понятными стандартами качества, единым форматом коммерческих предложений, договоров и т.д.

«Профессионалы экспорта» стартуют в ноябре 2021 года. Будет запущено четыре направления: размещение на торговых площадках, поиск иностранных покупателей, логистические и юридические услуги. В следующем году мы планируем запустить еще 5 направлений, в каждом из которых будет доступно в общей сложности 15 новых услуг и десятки, если не сотни провайдеров.

Обсудить и заказать можно через форму ниже

Алексей Михайлик, Российский Экспортный Центр: Мы создадим цивилизованный цифровой рынок экспортных услуг
Создание недорогих сайтов
Добавить комментарий