Денис Горяченков, ДКС: В России — настоящая беда с качеством электроснабжения, поэтому ИБП остаются популярными

По мере того, как современные организации и предприятия превращаются в цифровые компании, кардинально меняется не только ИТ-отрасль, но и вся инфраструктура, обеспечивающая функционирование «цифры». О том, каковы основные тенденции, меняющие современные ЦОДы, и как меняются при этом приоритеты заказчиков, в интервью CNews рассказал Денис Горяченков, руководитель отдела продаж направления «Информационные технологии» департамента проектных продаж компании ДКС.

«Электроснабжение — это не вызов, а беда»

CNews: Какие тренды в сфере ЦОДостроения вы заметили в последнее время?

Денис Горяченков: Ключевой тренд, находящий отражение в проектах, которые выполняют наши партнеры — системные интеграторы для конечных заказчиков из различных отраслей экономики, это увеличение объемов строительства центров обработки данных, причем как в корпоративном сегменте, так и госсекторе. Еще недавно все разговоры шли главным образом вокруг госЦОДов, но сейчас очевиден рост корпоративного сегмента.

CNews: Памятный всем 2020-й год внес какие-либо коррективы?

Денис Горяченков: В течение 2019 года у нас было 46 проектов центров обработки данных — сначала в стадии пресейла, а потом и в стадии реализации. В 2020-м их стало 84, а на сегодняшний день у нас в работе 112 центров обработки данных по всей стране.

Конечно, среди них есть проекты разного уровня. В частности, порой заказчик называет ЦОДом серверную комнату на 20 стоек, хотя правильнее ее называть периферийной ИТ-инфраструктурой. Но тренд очевиден — активный рост количества создаваемых корпоративных ЦОДов.

CNews: Пожалуй, наиболее серьезным вызовом для современных ЦОДов оказываются требования в части электроснабжения. Как они меняются?

Денис Горяченков: Чуть поправлю ваш тезис: электроснабжение — это не вызов, а беда, которая касается, наверное, большинства строителей ЦОДов. К нам приходит множество запросов на оборудование для организации надежного электроснабжения различных объектов: от корпоративных ЦОДов до инфраструктур промышленных предприятий разного масштаба. Компаниям нужны трансформаторы, шинопроводы, низковольтные комплектные устройства. Но вот что интересно: мы видим отчетливый тренд на увеличение объемов запросов по ИБП и уже реализованных проектов на базе ИБП.

CNews: Что вас удивляет в этих запросах?

Денис Горяченков: Поскольку я работаю на рынке центров обработки данных уже 12 лет, я наблюдал смену настроений заказчиков. Из-за роста мощности заказчики перешли от классических ИБП, которые были стандартным элементом проектов ЦОД в 2012-2013 годах, на дизельно-роторные установки и другие инновации. Тогда аналитики начали предрекать закат источников бесперебойного питания. Но этого не случилось. Где-то с конца 2018 года мы заметили новый тренд — заказчики и интеграторы стали все чаще возвращаться к классической схеме: ИБП плюс дизель-генератор. Так что сегодня можно констатировать: мы вновь видим расцвет источников бесперебойного питания.

Краткая биография

Денис Горяченков

Денис Горяченков, ДКС: В России — настоящая беда с качеством электроснабжения, поэтому ИБП остаются популярными

  • В 2008 году окончил МГАУ им. В. П. Горячкина (РГАУ — МСХА имени К.А. Тимирязева) по специальности
  • В 2008 — 2014 гг. работал в крупных электротехнических компаниях и системных интеграторах России.
  • Основное направление рабочей деятельности – построение инженерных систем ЦОД.
  • С 2014 г. присоединился к компании ДКС: прошел путь от регионального представителя до руководителя отдела продаж.
  • Является ключевым экспертом ДКС в области создания инженерных систем ЦОД на базе собственного оборудования компании.

подробнее

CNews: Это глобальный или локальный тренд?

Денис Горяченков: На других рынках ситуация несколько иная. Мы точно можем сравнивать рынок РФ с европейским, так как у нас есть представительства и заводы в Европе, в Италии. Так вот, там рынок ИБП постепенно падает. Дело в том, что они уже переходят на возобновляемые источники электроэнергии — «зеленый тренд» набирает силу. Если в 2019 году объемы российского и итальянского рынка ИБП в денежном евро-эквиваленте были примерно сопоставимы, то наш рынок с тех пор продолжает рост, а рынок Европы сейчас падает в части источников бесперебойного питания.

Думаю, мы тоже когда-нибудь придем к возобновляемым источникам энергии, но это случится, с моей точки зрения, не в ближайшие 5–7 лет. Пока в части подходов к надежности электроснабжения мы видим ИБП-ренессанс.

CNews: Предприятия и компании цифровизуются. Эти трансформации сказывается на запросах, направляемых поставщикам соответствующего оборудования?

Денис Горяченков: Сказываются. Поясню на примере самой компании ДКС, которая в настоящее время как раз проходит этап цифровизации. Совсем недавно мы завершили слияние наших юрлиц в одно, и сейчас проходим тяжелейший этап слияния баз различных CRM и прочих информационных систем, в основном, на базе продуктов SAP. Более того, у нас идет цифровизация производства: снижается доля ручного труда, происходит переход на полностью цифровые платформы в части управления. Это затрагивает все производство: управление заводом, управление цехами, вплоть до конкретного механизма, который участвует в производстве оборудования и материалов.

Значение надежного электроснабжения в этой ситуации возрастает радикально: в результате отключения электропитания конкретный станок или конкретный лазер не смог доделать заготовку или деталь оборудования, и это все уходит в брак, увеличивая финансовые потери компании. Мы эти проблемы хорошо понимаем, потому что наше основное производственное предприятие находится в Твери, и качество электроэнергии там, к сожалению, оставляет желать лучшего… Для станков с ЧПУ потеря электропитания — это жесткий удар по их «мозгам». На то, чтобы перезапустить оборудование, у нашего производства уходит до четырех часов. А чем сложнее оборудование, тем труднее выполнить перезапуск и требуется больше времени. Час простоя нашей компании — это довольно большие деньги. Простой завода в течение суток означает почти сотню миллионов потерянных рублей. Поэтому мы сами производим ИБП и ставим их на все критические нагрузки, чтобы справиться с проблемой.

«Запрос на появление новых видов оборудования очевиден»

CNews: Это те же самые классические ИБП?

Денис Горяченков: Сегодня у разных заводов, не только наших, наблюдается специфическая проблема с электроэнергией. Дело в том, что современные передовые станки обладают таким свойством, как генерация электроэнергии. А вот классические ИБП не могут поддержать генерацию электроэнергии, которая уходит в сеть. В связи с этим наша компания сейчас разрабатывает новый тип устройств, которые смогут защищать станки с ЧПУ и сокращать финансовые потери заводов, которые происходят при остановке оборудования. Думаю, что до конца года, и это пессимистичный прогноз, скорее всего, даже раньше, мы представим такое оборудование на российском рынке.

Мы его строим на базе нашего классического ИБП, но выпуск этих устройств ознаменует новый виток развития в части бесперебойного питания. Они отлично подойдут как для заводов, так и для инфраструктуры, и для центров обработки данных. Мы предварительно показали опытные образцы нескольким крупным заказчикам, и они проявили сильный интерес. Так что запрос на появление новых видов оборудования очевиден, и мы как производители движемся в этом направлении. И это не один продукт, а целая линейка.

CNews: С какой продукцией конкурентов можно сравнить новое оборудование?

Денис Горяченков: Мы оценили рынок, проанализировали имеющуюся продукцию и могу уверенно сказать, что прямой конкуренции ни с кем нет, потому что устройства созданы под разные задачи. Можно найти лишь что-то похожее.

CNews: То есть, с этим оборудованием компания ДКС не догоняет кого-то, не пытается повторить?

Денис Горяченков: Нет. В данном оборудовании мы никого не догоняем ни в коем случае и, более того, я думаю, что догонять будут нас. Думаю, что мы станем законодателями мод. Кстати, это для нас не в новинку. В 1998 году, когда компания появилась на свет, в России не существовало рынка так называемой гофрированной трубы. Электропроводка классически прокладывалась либо в стенах, либо где-то еще без защиты. Именно компания ДКС стала той организацией, которая во всех нормативных документах прописала обязательное использование гофрированных труб. И сегодня любой электрик знает, что кабель нельзя прокладывать без гофры. Мы создали этот рынок, и спустя 7-10 лет на нем появились конкуренты, как российские, так и европейские.

CNews: Какое еще оборудование появилось в спектре выпускаемой вами продукции для ЦОДов?

Денис Горяченков: В части инженерной инфраструктуры центра обработки данных компания ДКС сегодня предоставляет один из самых широких ассортиментов оборудования в части электроснабжения. Пока нет дизель-генераторов, но в классическом виде их у нас и не будет. Будет нечто другое — в той линейке оборудования, которую мы готовим к выходу на рынок.

Все остальное в части электроснабжения центра обработки данных у нас есть.

Если же взять инфраструктуру слаботочных систем, то здесь компания ДКС предоставляет весь спектр своего оборудования: классические СКС, ИТ-стойки, ИТ-шкафы, то есть все, за исключением активного оборудования. Движемся мы также в направлении энергоэффективности. Правда, скорее, не со стороны центров обработки данных, а со стороны заводов. Но, по большому счету, завод, с точки зрения энергоэффективности, мало чем отличается от центра обработки данных. По сути, это тоже «завод» по производству мегабайт и терабайт информации. Поэтому, как только у нас будет готово решение для энергоэффективного завода, одновременно мы объявим о готовности решения для энергоэффективного центра обработки данных. Думаю, что в ближайшие год–два такое решение у нас появится.

И еще есть один важный сегмент ЦОДа — системы охлаждения. Это самая энергонагруженная часть центра обработки данных, охлаждение съедает столько же электроэнергии, а порой и больше, чем само активное оборудование. Мы смотрим в этом направлении, взвешиваем различные решения. И активно идем по пути развития линеек мини-ЦОДов.

CNews: А как, на ваш взгляд, обстоят дела с соблюдением требований безопасности? В частности — пожарных требований по групповой прокладке слаботочного кабеля?

В настоящее время требования, в том числе, к слаботочным кабелям, прокладываемым в зданиях, жестко регламентируются 123-ФЗ и ГОСТ 31565, который вошел в текст Федерального закона. Для групповой прокладки в помещениях, где могут присутствовать или постоянно присутствуют люди, не допускается применение кабелей в оболочке из ПВХ, который еще недавно был так популярен в силу своей дешевизны.

В линейке слаботочных кабелей ДКС есть 4 типа исполнения. Во-первых, это кабели одиночной прокладки, они применяются, как правило, для прокладки вне помещений, в кабельной канализации или по открытым кабельным трассам. Вторая группа — кабели групповой прокладки в исполнении из полимерного материала нг(А)-HF, не распространяющего горение. Эти кабели, широко применяются для создания кабельной проводки в административных и служебных зданиях, в торгово-развлекательных центрах, в зданиях с массовым пребыванием людей. Третья группа — низкотоксичные кабели для социальных объектов (школы, больницы, интернаты, дома престарелых и т. д.). И, наконец, четвертая — огнестойкие кабели, применяемые для прокладки проводки систем противопожарной обороны или работы систем, которые должны бесперебойно работать в условиях пожара. Наши кабели прошли испытания и получили сертификат, подтверждающий, что они могут работать до 180 минут в условиях воздействия пламени.

Помимо этого, наш ОЕМ-партнер, изготавливающий медные кабели для нашей СКС, передал нам свой сертификат, подтверждающий, что в условиях пожара медные кабели поддерживают скорость соединения не ниже 100 Мбит/с в течение 3 часов.

Мы предлагаем нашим партнерам, системным интеграторам, проверенную и качественную продукцию. Прорабатывая проектную спецификацию совместно с интегратором, мы очень пристально следим за тем, чтобы предлагаемая кабельная продукция полностью соответствовала требованиям проекта и 123-ФЗ.

CNews: Как ДКС убеждает клиентов в том, что ваш кабель соответствует требованиям?

Наша служба обеспечения качества, надо отдать ей должное, проводила тендер среди аккредитованных испытательных лабораторий перед тем, как отправлять кабели на испытания. Была выбрана лучшая по оснащению лаборатория, где и были проведены все тесты, включая тесты для получения сертификата добровольной сертификации.

Более того, перед тем, как отправлять в наш адрес партию кабелей для испытаний, наш ОЕМ-партнер провел самостоятельные испытания, чтобы убедиться, что предлагаемая в рамках партнерства кабельная продукция точно соответствует требованиям 123-ФЗ и ГОСТ 31565. И только после этого партия кабелей была отправлена на наш склад, а нами — в испытательную лабораторию.

Кабели реально отбирались. Кабели реально сжигались и подвергались всем принятым в настоящее время тестам. Все протоколы у нас есть. Нам нечего скрывать и не от кого прятаться.

CNews: Вы упоминали о мини-ЦОДах. Расскажите, пожалуйста, о них чуть подробнее.

Денис Горяченков: Год назад мы анонсировали наш новый продукт — мини-дата-центр NetOne. Это решение, которое может быть использовано как часть общей вычислительной системы либо как мини-ЦОД для небольшой компании или завода.

Это 19-дюймовая стойка 42U-47U с ИБП, с системой пожаротушения и кондиционером на борту. То есть, это полностью замкнутая система, которая устанавливается на объекте заказчика. К ней подводится электроэнергия, подключается внешний блок холодоснабжения и слаботочные системы. Недавно мы запускали один из государственных объектов, и нам понадобилось всего три часа на развертывание данной системы с нуля.

CNews: С Вашей точки зрения, это некоторое паллиативное временное решение замены «настоящего» ЦОДа в проблемный период или некоторый новый тренд?

Денис Горяченков: Это тренд создания комплексов, заточенных под конкретные задачи. Скорее, это дополнение к большому ЦОДу в том месте, где нет физической возможности построить ЦОД, или там, где это просто не нужно. Приведу пример. Мы такими системами оснащаем одного из крупнейших производителей драгоценных металлов в России. У них распределенная сеть добычи сырья, и на каждом месторождении мы устанавливаем эту систему. Заказчик доволен: она работает столько же, сколько и месторождение, то есть 5-10 лет. Она не требует капитальных вложений и отлично выполняет ту функцию, для которой приобреталась.

Еще один пример, из жизни самой компании ДКС: в нашем московском офисе, где работают около 300 человек, довольно серьезная ИТ-нагрузка, ИТ-инфраструктура всегда загружена на 100%. Решение NetOne мы вначале опробовали на себе: четырех стоек (двух распределительных с СКС и двух с серверами) отлично хватает на московский офис, даже с запасом. Наши соседи по бизнес-центру, у которых примерно такие же нагрузки, присматриваются к нашему решению мини-ЦОДа.

Так что это отличное решение, например, для офиса банка, который желает высвободить серверные площади. Там будет установлен мини-ЦОД, все будет работать, а раз в неделю будет приезжать инженер для обслуживания оборудования. В таком же режиме NetOne работает в нефтегазовых компаниях: оборудование уезжает на месторождение, устанавливается, работает, и данные с различных устройств NetOne «в полях» стекаются в централизованный ЦОД.

«Наши продукты должны становиться умнее»

CNews: Ваша компания, которая исходно работала на рынке электротехнических проектов, теперь захватывает и рынок ИТ-инфраструктуры. Это случайное совпадение или тенденция?

Денис Горяченков: Лет 10-12 лет назад центр обработки данных представлял собой две независимых системы: инженерную и ИТ. Последняя всегда стоила дорого, на нее расходовалась большая часть бюджета. Впрочем, инженерная инфраструктура стоила тоже дорого, потому что никто никогда не решался строить ЦОДы на ненадежном оборудовании, а оно тоже стоит денег. И эти две составные части жили практически независимо друг от друга.

Но новые проекты ЦОДов показывают, что две ранее практически не зависимые системы сплетается воедино. Главная причина — в том, что все бьются за показатели энергоэффективности, и если, скажем, сервер будет работать при температурах в 30-40 градусов, то нет необходимости ставить систему охлаждения. И это уже подразумевает прямой эффект в части энергоэффективности.

Вторая движущая сила — развитие систем управления. Думаю, ЦОДы стали серьезным стимулом развития систем управления и для электроэнергии, и для слаботочных систем. Сегодня служба эксплуатации ЦОДов вряд ли согласится работать без возможности удаленного управления электроэнергией. Более того, сейчас проявился тренд — ряд наших крупных заказчиков, а также партнеров-интеграторов переделывают свои здания, делают их полностью управляемыми. Этот тренд как раз задают ЦОДы: меньше обслуживающего персонала, в центре событий — оператор, который видит и знает все, что происходит с его системами.

Мы, кстати, на себе ощущаем этот тренд, наши продукты должны становиться умнее. Шинопроводы, трансформаторы, ИБП — все должны сообщать свои рабочие параметры в автоматическом режиме. Поэтому сейчас из разрозненных систем, которые у нас есть, мы постепенно создаем единую цифровую систему, в рамках которой все наши продукты между собой по умолчанию всегда связаны.

Не случайно у нас любой вид продукции называется «система». И вся эта система продукции в итоге должна получить цифровую копию. Мы тоже работаем в этом направлении. В частности, развиваем направление софта с точки зрения поддержки продуктов: конфигураторы и все прочее, то, что создает удобства пользования продуктами для заказчиков. И все новое оборудование, которое мы будем выводить на рынок в ближайшее время, будет связано в единую цифровую модель. То же самое в ЦОДах.

В числе ста с лишним проектов ЦОДов, которые сегодня выполняются, 95% проектов включает диспетчерскую SCADA-систему, поскольку все должно быть управляемо, и, желательно, необитаемо. Наверное, идеальный ЦОД — это такой, в котором нет ни одного человека, и все исправно работает.

CNews: BIM-модели тоже входят в эту единую цифровую систему?

Денис Горяченков: Да, проектирование ЦОДов в BIM-модели сегодня один из актуальных трендов. Весь 2020-й год наши инженеры, образно говоря, одной рукой рассчитывали проект, а другой рисовали BIM-модели. В глазах заказчиков ты не вендор, если у тебя нет BIM-моделей. Нам пришлось плотно поработать в этом направлении. И сегодня все наши линейки материалов и уже большая часть оборудования имеет BIM-модели. Заказчику это очень удобно: теперь с момента начала проектирования и в течение всего цикла жизни ЦОДа заказчик видит его в формате 3D-модели.

Но для этого пришлось усиленно поработать, ведь наши продукты должны «дружить» со средой, которую выберет заказчик, например, SCADA-системой. Мы сформулировали свою позицию в этой части следующим образом: мы дружелюбная компания, и все интерфейсы нашего оборудования — дружелюбные. Эта философия лежит в основе развития всех наших продуктов.

«Мы можем стать моновендорным партнером заказчика»

CNews: Идея тотальной дружественностиэто здорово. Меняется ли парадигма ответственности за работоспособность всей этой консолидированной умной конструкции?

Денис Горяченков: Здесь тоже идут изменения. Когда-то считалось признаком хорошего вкуса многовендорность на проектах: нельзя же все складывать в одну корзину! Потом рынок проектов стал переходить к идее моновендорности. Сегодня мы наблюдаем некоторое среднее положение: есть полностью моновендорные ЦОДы, есть многовендорные ЦОДы.

CNews: Вы за моновендорность?

Денис Горяченков: Все наши инженерные системы полностью сертифицированы: ISO 9000, 22000 и далее по списку. Мы даем гарантию и на свое оборудование, и на работу всех систем, потому что, повторюсь, все продукты связаны уже на этапе разработки.

С точки зрения единого управления всей этой системой, мы к этому еще идем. Мы уверены, что все наши заводы — российские, европейские, южноамериканские — должны работать в единой системе и развиваться в едином направлении. В России сегодня у нас две крупных площадки: технопарк в Твери, наша основная площадка, и завод в Новосибирске. В августе мы планируем открыть новый завод на Дальнем Востоке. Все эти объекты должны быть связаны между собой и находиться под единым управлением.

CNews: Вопросы экономической эффективности в проектах ваших заказчиков вы учитываете?

Денис Горяченков: Да, конечно. Здесь нам помогает то, что у нас очень обширная линейка продукции. Мы можем стать моновендорным партнером заказчика. Любой производственник прекрасно знает, что создание оборудования или материала имеет свою конкретную стоимость. Но стоит замешать этот процесс в единый котел проекта, как ценообразование становится более гибким для заказчиков. И это мы не говорим о той поддержке, которую готовы оказывать в подобных ситуациях партнеры и интеграторы.

Замечу, что за 2020 год мы цены ни разу не поднимали. Даже пару раз снижали их на большую часть наших продуктов. Это критически важный аспект нынешнего состояния рынка.

Идет очень жесткий тренд в части роста цен на сырье. Вы, наверное, слышали, что правительство уже занялось этими вопросами. Например, с января стоимость металла выросла на 160% (!) по отношению к прошлому году. А ведь у нас большой объем производства из металла, и на нас этот тренд сразу отразился. Но мы стараемся удерживать цены настолько, насколько это вообще возможно, и всегда гибко подходим к своим заказчикам. Если цена не подходит, можно поменять решение.

CNews: Когда мы говорим о глобальных лидерах, то с ними обычно ассоциируется понятие корпоративного стандарта. Каково отношение вашей компании к такому позиционированию?

Денис Горяченков: Это уже давно у нас есть. Например, наши кабеленесущие системы являются стандартом для большинства монополий и центров обработки данных. И наша доля на рынке из года в год остается стабильно высокой. Например, на рынке России она составляет около 50%, а в Италии мы недавно стали монополистом — у нас там 80% рынка кабеленесущих систем, поскольку мы купили своего конкурента.

С точки зрения остального оборудования, мы идем по тому же пути: создаем корпоративные стандарты сначала в одной линейке оборудования, затем в другой, и постепенно наполняем своими продуктами портфель проектов наших партнеров и заказчиков.

ДКС — большая компания, но все равно с каждым заказчиком мы работаем индивидуально. Современный вендор — это уже не просто носитель передовых технологий, это партнер, который развивается вместе со своими дружественными заказчиками, интеграторами и дистрибуторами.

Обсудить и заказать можно через форму ниже

Денис Горяченков, ДКС: В России — настоящая беда с качеством электроснабжения, поэтому ИБП остаются популярными
Создание недорогих сайтов
Добавить комментарий