Наталия Софронова, «Крок»: Импортозамещение: как пройти путь от отрицания до принятия

В ноябре ИТ-компания «Крок» открыла мультиотраслевой Центр компетенций комплексного импортозамещения. Новая структура станет «единым окном» для заказчиков, которые планируют внедрять отечественные решения. Чем импортозамещение образца 2021 года отличается от того, что было пять лет назад? Какие отрасли сегодня перестраиваются на новые рельсы быстрее остальных? На эти и другие вопросы CNews ответила директор по решениям импортозамещения «Крок» Наталия Софронова. 

«С 2017 года мы начали видеть зрелых отечественных производителей»

CNews: Расскажите, сколько лет уже актуальна тема импортозамещения и когда в «Крок» появилась экспертиза в этом направлении?

Наталия Софронова: Сам рынок импортозамещения в России зародился в 2012 году, но развивался медленно. По факту до 2017 года без необходимости в массовом потреблении отечественной продукции спрос был низким. И ИТ-компании продолжали жить с решениями западных вендоров.

Сегодня стратегический курс нашей страны взят на безопасность, суверенитет и развитие внутренней экономики. Выходят постановления, запрещающие закупку импортного ПО, и рынок начинает подстраиваться. Примерно с 2017 года в области софта мы уже видели зрелых отечественных производителей с хорошими решениями, которые нашли свою позицию на рынке. Началось активное развитие рынка.

За четыре года у нас накопилась серьезная экспертиза. Спрос на российские технологии рос, мы поняли, что хорошо бы с этим рынком работать не локально, а с точки зрения всей структуры корпорации. Пласт отечественных решений оставался непонятным заказчикам — в отношении технологического стека, рисков и выполнения бизнес-задач. И мы должны были помочь им с выбором.

CNews: И решили открыть мультиотраслевой Центр?

Наталия Софронова: Да, центр родился, когда появилось четкое понимание потребности в структуризации знаний, которые у нас уже есть и которые будут. Ведь российский ИТ-рынок трансформируется очень быстро, все меняется каждые три месяца. И чтобы быть в тренде, нужно иметь ресурсы, опыт и сфокусированных на проблематике людей, которые переваривают информацию в режиме 24/7.

Кстати, только за последние два года мы реализовали больше 200 проектов с полным циклом импортозамещения: от аудита инфраструктуры и поиска подходящих решений до внедрения и круглосуточной поддержки.

CNews: Без импортозамещения выжить уже нельзя, как считаете?

Наталия Софронова: К импортозамещению люди относились по-разному: от полного непонимания и отрицания до принятия. Сегодня все крупные российские компании уже вовлечены в этот процесс, вопрос в том, как быстро он идет внутри корпораций. Ведь вся эта история растянута во времени — по сути, мы видим обычный цикл продукта от его создания до внедрения.

Надо понимать, что в первую очередь тема импортозамещения важна для органов исполнительной власти, госкорпораций и компаний под международными санкциями. До какого-то момента обойтись без него было можно, но затем – уже не очень. Так, по финальной редакции указа президента, владельцам объектов критической информационной инфраструктуры до 1 января 2023 года нужно перейти на российское ПО, а до 1 января 2024 года — на отечественное оборудование.

«Мы предлагаем заказчику формат «единого окна»

CNews: Как у вас организовано взаимодействие с заказчиком?

Наталия Софронова: Экспертиза внутри компании распределена по департаментам. Есть специалисты по бизнес-приложениям, есть эксперты инфраструктурного блока — речь обо всем, что касается построения внутренних вычислительных систем, софта, «железа», сетевого оборудования, ВКС.

Краткая биография

Наталия Софронова

  • Директор по решениям импортозамещения компании «Крок», которая предоставляет ИТ-услуги в области системной интеграции, консалтинга, тиражируемых продуктов, управляемых B2B-сервисов и сквозных технологий.
  • Карьеру в компании Наталия начала в качестве инженера, затем до 2018 года отвечала за партнерство с Dell, HPE, участвовала в комплексных проектах.

подробнее

Есть два варианта взаимодействия с заказчиком. Первый: у компании есть понимание потребности и четко структурированный пул запросов. Мы работаем конкретно по ним. Второй: заказчик только начинает двигаться в сторону импортозамещения. И мы ему рассказываем, какие существуют сценарии, проводим аудит предприятия, смотрим инфраструктуру, объясняем, что заместить пока можно не все, у нас развивающийся рынок. Выбираем стек технологий, оцениваем риски для бизнеса, стоимость перехода, бюджета, общие финансовые показатели, на которые равняется компания. Последний этап – внедрение. У нас нет ни одного продукта в стеке решений, который бы мы не проверяли или не тестировали, так как нам важно держать марку качества.

CNews: Процесс, наверное, небыстрый?

Наталия Софронова: Да, на технологическое тестирование, разбор параметров уходит порой от трех месяцев до полугода. На весь проект мы тратим год-полтора. Но иногда заказчики обращаются за точечными услугами – это классический пример работы «Крок». Наши специалисты берут на себя экспертизу, технологии, оборудование, лицензию и начинают внедрение. К примеру, могут разработать стратегию перехода на российское ПО и оборудование с бесшовной миграцией для ИТ-инфраструктуры. Или проведут локальную замену компонентов архитектуры на отечественные аналоги. Или полностью построят новый ИТ-ландшафт на российских программно-аппаратных комплексах.

В любом случае, мы подстраиваемся под клиента и его проблемы, по шаблону тут работать не выйдет. Ведь у каждой отрасли в стране своя специфика производства и свой стек бизнес-задач. Наша цель — идти от глобальных бизнес-задач конкретной компании. Важно, чтобы трансформация бизнеса в рамках импортозамещения не только выполняла требования регуляторов, но и повышала эффективность работы предприятия. Только после общения с заказчиком мы формируем свое видение проекта и парадигму работы.

CNews: А как организована работа внутри Центра?

Наталия Софронова: Непосредственно с заказчиками работают менеджеры по развитию бизнеса. Одни специализируются на бизнес-приложениях, другие — на инженерно-инфраструктурных решениях. Все взаимодействуют между собой. За менеджерами по развитию бизнеса стоят технические менеджеры, которые собирают конкретный проект, как архитекторы, прорабатывают концепцию. За ними — инженеры.

«Некоторые стеки технологий еще не развились до полноценных аналогов»

CNews: С какими вендорами вы сотрудничаете?

Наталия Софронова: В стратегическом портфеле компании есть флагманские отечественные разработки для всех отраслей экономики. В их числе производители ИТ-оборудования, вычислительных платформ, аппаратно-программных комплексов и систем хранения данных, разработчики ПО, бизнес-приложений, решений в сфере кибербезопасности и защиты информации и т.д.

Они делятся на два стека: крупные и известные в масштабах страны, типа Astra Linux, P7-офис, CommuniGate, Acronis, Лаборатория Касперского, InfoWatch, UserGate, GROUP-IB, Код Безопасности и другиe. Это гиганты, с которыми сотрудничает весь рынок. Но есть также стек решений, которые мы берем точечно под проекты — это небольшие компании или стартапы. В этом смысле импортозамещение – это большое комьюнити из вендоров, клиентов и партнеров. В среднем 250+ компаний.

Все компании входят в реестры отечественного ПО Минцифры и отечественной радиоэлектронной продукции Минпромторга. Также есть стек проектов с миксом западных и российских технологий. Ведь импортозамещение не означает, что мы подчистую все выносим и заносим российское. Мы объясняем заказчикам, что правительство не просит менять инфраструктуру на 100%, речь о том, чтобы увеличить процент использования отечественных технологий.

CNews: То есть поле для маневра остается?

Наталия Софронова: Конечно, мы же понимаем, что стеки технологий еще не развились до полноценных аналогов. Это как новая машина, которую только сняли с конвейера. Все болячки долечивают на рестайлинге. Пока не начались спрос и внедрение, отловить болячки сложно, поэтому так важно находиться всем трем сторонам (производитель — ИТ-компания – клиент) в одном инфополе и вкладываться в развитие направления импортозамещения.

Наша сильная сторона в том, что мы работаем с разными партнерами и выступаем с позиции независимых экспертов. Можем порекомендовать разные варианты, а не продвигать конкретный продукт.

CNews: Отрасль заказчика совсем неважна для «Крок»? Или есть те, на которых особая концентрация?

Наталия Софронова: Наш проектный опыт связан, прежде всего, с энергетическими компаниями: нефтегазовыми, нефтехимическими, атомными. Также мы много работаем с госсектором, транспортным и образовательным сегментом.

Когда мы заходим в проект, то сразу анализируем риски. Если у «Крок» есть экспертиза или мы знаем, где ее быстро достать, то беремся за реализацию, так как понимаем, что будем отвечать за решение. Если же видим для клиента финансовые риски при переходе на отечественные решения, озвучиваем их сразу. Ведь очевидно, что в каких-то сегментах в силу того, что кейсов было меньше, опыта рынка может не хватать.

CNews: За какими решениями к вам обращаются в первую очередь?

Наталия Софронова: В 2020 году вектор сместился в сторону создания импортонезависимого ИТ-ландшафта: общесистемное ПО, ОС, коммуникационное ПО и офисные пакеты. Понадобилось решать специальные задачи в области автоматизации проектирования, технологической подготовки и комплексного управления производством. В последнее время клиенты приходят за стеком технологий, чтобы, к примеру, провести миграцию рабочих мест.

CNews: Как пандемия повлияла на развитие импортозамещения? И на работу «Крок»?

Наталия Софронова: Российское импортозамещение не существует в вакууме. Кризис чипов, конечно, сильно отразился на российских производителях оборудования, есть перебои, ограничения. Но работать можно. Любая проблема, которая появляется на рынке — возможность перестроить мышление. Да, мы долго жили в парадигме, когда все было доступно и легко: закажите, заплатите и к вам приедет. А сегодня можно заплатить и не дождаться. Или приедет, но не все. Прибавляется больше работы, надо плотнее с производителями работать, понимать их возможности и складскую базу, следить за сроками изготовления заказа. Степень вовлеченности в проект возросла — это вопрос команды и человеческого ресурса. Но психологически мы уже адаптировались.

Что касается софта — очевидно, что кадровый голод в ИТ не мог не повлиять на работу. Но и эта проблема решаема. Все сводится к тому, что люди учатся жить с ограничениями. Пандемия сформировала новые реалии — и тут ты либо быстро перестраиваешься под нестандартную ситуацию, либо остаешься позади.

Обсудить и заказать можно через форму ниже

Наталия Софронова, «Крок»: Импортозамещение: как пройти путь от отрицания до принятия
Создание недорогих сайтов
Добавить комментарий